Петров день


29 июня (здесь и далее по старому стилю), день святых апостолов Петра и Павла, считается праздником рыбаков, так как апостол Пётр повсюду известен как покровитель рыбного промысла, а среди приречных и приозёрных жителей носит даже название «рыболова». 


Рыбаки ему молятся, служат молебны, а в некоторых местах установили даже обычай ежегодно, в день 29 июня, собирать «Петру-рыболову на мирскую свечу», которая и ставится в храме перед его образом.


Что касается прочего населения, то оно, хотя и празднует день св. апостолов, но праздник этот не считается первостепенным и не связывается с какими-либо особыми религиозными обрядами. Местами же, как, например, в Вологодской губернии, крестьяне даже скептически относятся к Петровскому посту, замечая, что пост этот выдумали попы вместе с бабами: «Первые для того, чтобы собирать «петровщину» (сбор яйцами, маслом, сметаной), а вторые — с целью накопить масла и яиц». 


Впрочем, пример вологодских скептиков надо признать исключением, так как в остальной России Петровский пост соблюдается, в крестьянской среде, во всей строгости церковного устава, а день «заговин» считается праздничным днём. 


Так, например, в Калужской губернии (Мещовский уезд) к этому дню все семейные, кому только есть возможность, стараются быть дома, а на столе, после ужина, оставляют объедки неубранными на том основании, что в доме собираются все умершие предки тоже заговляться. Пожилые бабы уверяют при этом, что они много раз видели и слышали, «как упокойники заговляются, обгладывают кости и оставляют на столе раскрытую посуду, которая прежде была закрыта» (кошки словно и в счёт не входят у этих суеверных баб).


С таким же почтением относятся крестьяне и к дню «разговин». В Вельском уезде Вологодской губернии до двадцатых годов минувшего столетия существовал даже обычай общих разговин всем миром: прихожане приводили к церкви быка, тут же убивали его, и, сварив в больших котлах мясо, разговлялись все сообща. Когда возник этот оригинальный обычай — неизвестно, но уничтожен он, по сообщению нашего корреспондента, в 20-х годах вельским исправником.



В прочих местах Великороссии крестьяне, хотя и не разговляются сообща, но каждая семья заблаговременно готовится к Петрову дню: печёт, жарит и варит и припасает водки. Последняя припасается в возможно большом количестве, так как все имеют в виду приём гостей и родственников, которые в Петров день приезжают даже из дальних деревень. 


Но в этой праздничной выпивке принимают участие, главным образом, только женатые и старики, — деревенская же молодёжь ещё с вечера уходит в поле и здесь, вдали от родительского надзора, проводит всю ночь, «карауля солнышко»: по народному понятию, солнце в день Петра и Павла, как и в день Светлого Христова Воскресенья, играет какими-то особенными цветами, которые переливаются и искрятся, как радуга (этот обычай караулить солнце первоначально был установлен с целью отогнать от села русалок, которые в Петров день своими злыми шалостями причиняли немало вреда посевам). 


Встретив солнышко, молодёжь, обыкновенно, ещё не расходится по домам, а заплетает венки на ветках деревьев, преимущественно на берёзе, — с теми же символами, какие придаются венкам на Троицын день.


В круговороте земледельческих работ Петров день, хотя и считается началом покоса трав, но почти не связывается с какими-нибудь особыми приметами. Говорят только, что «с Петрова дня зарница хлеб зарит» и что «если просо в Петров день в ложку, то будет его и на ложку».


Что касается других, неземледельческих примет, то их почти не существует. Только в Тамбовской губернии верят, что речное купанье в Петров день очищает от любодейных грехов.

 


© С.В.Максимов «Нечистая, неведомая и крестная сила», 1903

 

 

Опубликована: 12.07.2014
Просмотров 723


Оценка(11)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.