Рождественские песнопения на Руси

Автор: Анастасия Мозолео, 2002 г.
 

«Русский народ считается самым песенно-настроенным народом. Он поёт и в радости, и в горе, в труде, и в праздник. Словом, вся жизнь народная отражается в песне» (прот. Ст. Боричевский). 

Существуют песни обрядовые, исторические, духовные, лирические.

Самая старинная — обрядовая народная песня, она восходит ко временам язычества. Обряды — это полузабытые, разрозненные остатки древней языческой веры, более или менее смешанные с представлениями чисто христианскими.

Церковь изживала пережитки языческой культуры, «закрывая» языческие праздники христианскими.

Главные праздники древней Руси были связаны с солнцеворотами. Зимний солнцеворот праздновался встречей зимы — колядою, которая после Крещения на Украине, в Киевской Руси со всеми песнями и играми стала сопровождать Рождественский сочельник. Молодежь ходит по домам, поёт колядки (название «колядка» происходит от латинского новолетия — коленда), славит хозяев и складывает в мешки полученные дары. Колядующие являлись ряжеными, воскрешая маски древних богов.
 

Пришла коляда
Накануне Рождества,
Дойте коровку,
Масляну головку
А дай Бог тому,
Кто в этом дому,
Ему рожь густа,
Рожь ужиниста!
Ему с колосу осьмина
Из зерна ему коврига,
Из полузерна — пирог.

На Святки пели игровые песни:

Как и нонче у нас
Святые вечера пришли,
Святые вечера, святыя игрища,
Ой, святки, да святые вечера,
Ой, дид, ой, лада моя!

Во всех этих песнях языческий элемент преобладает над христианским. Языческий припев «Ладо, лель, люли» считался имеющим волшебное значение, и исполнялся на «веселиях», т. е. на свадьбах.

Церковные обличения сохранили для нас описания языческих обрядов Киевской Руси. Густынская летопись XVII века указывает на смешение поминания Христа и языческого Коляды: «Шестый Коляда, ему же праздник прескверный бяше декаврия 24... сему бесу в память простая чад сходятся в навечерие Рождества Христова и поют песни некия, в них же аще и о Рождестве Христовом поминают, но более Коляду-беса величают»...

Православие проникало разными путями в слои слагавшегося народа славянского, действуя на глубины его духа, постепенно претворяя его народное языческое творчество в творчество христианское. 

Христианские начала торжествовали здесь гораздо прежде, чем открыто и явно принята была вся внешняя полнота нового вероисповедания: правда, здесь было ещё много элементов языческих, но именно в их-то борьбе и взаимодействии с началами православными состоял весь ход развития славянских племён, соседивших, враждовавших и в то же время заодно живших с византийцами... 

На Русь проникало влияние христианской Греции задолго до крещения Ольги и Владимира. В эту пору прежнее религиозное творчество славян, прежнее — языческое, мало-помалу претворялось и претворилось в христианское.

С годами христианство усваивалось и вытесняло язычество. Наивысшего расцвета духовная поэзия достигла в 17 в., во времена Тишайшего. К этому времени христианское, церковное мировоззрение почти вытеснило остатки язычества, черты двоеверия.
 

Рождественские евангельские стихи и псальмы заменили языческие коляды:

Днесь Христос родился,
От Девы воплотился:
Нова радость стала,
Яка не бывала.
Пастухи с ягненком,
С молодым детенком,
На колени упадали,
Христа прославляли;
А и Царь Давид
Во все струны ударял,
Христа прославлял.

(Малиновый Остров, записал В. И. Даль)

Стих евангельский, как ни древен, бесперерывно переходит в обрядовый, или праздничный, т. е. употребляется в сопровождении разных обрядов, обычаев, даже игр.

Нова радость стала,
Яка не бувала.
Над вертепом звезда ясна
Светом возсияла.
Пастушки с ягнятком,
Перед тем дитятком,
На колена выпадали,
Христа прославляли.
И мы просим, Христе Царю,
Небесный Государю:
Даруй лето счастливое
Сему господару (хозяину дома,
куда пришли колядовать)

(Малорусского происхождения)

Стих этот уже переходит в обрядовый, или праздничный, когда ходят со звездою или вертепом и колядуют. Такие стихи называются псальмами или кантами.
 

Потом такой стих переходит в рацею — oratio, — речь, сочинённая для произнесения в праздник, а произносит её грамотник или школьник, или певчие, или целое училище. Этот обычай принесён был с Запада на всю Юго-Западную Русь. Здесь лежит начало всем книжным, сочинённым стихам, сохранившимся большей частью в рукописях. Но отсюда, обратным путём, стихи иногда переходят снова в чисто народное употребление, окрашиваются народными образами, приёмами языка, начинают новое существование.

Взыде звезда от Иакова
И возста человек от Израиля.
Днесь Бог человеку явися,
От Девы чистой воплотися,
Зрак младенца имяше,
В вертепе обиташе,
В ясли воскланяшеся,
Пеленами повивашеся.
Ангельский собор блистает,
Славу Ему воспевает.
Три царя приидоша,
Дары Ему принесоша.
Пастыри на чудо взирают,
Всюду о нем свиряют.
И мы Ему хвалу возсылаем,
На век вас поздравляем.
Будите здравы, счастливы
На многая лета!

(Детская рацея, записана по памяти Н. В. Гоголем, 
ребёнком он распевал её и подобные ей)

Народное сознание освещает и самобытно украшает в рождественских песнопениях всю евангельскую историю:

Во городе в Вифлееме
Что со вечера звезда восходила,
Со полуночи возсияла:
Что Пречистая голубица
Что Христа Бога породила
И во пелены спеленала,
И во ясли Христа Бога полагала.
Приходили к Нему персидские цари,
Приносили Ему честные дары,
Что честные — злато и ливаны.
«Мне не дороги ваши дары,
А Мне дороги ваши души;
А Я буду Бог над богами,
А Я буду Царь над царями,
А Я выберу Себе Апостолов,
А Я дам-то им Свою печать,
А Я дам-то им Свое крещение,
Разошлю Я их по всем странам:
Кто приемлет их, той спасется,
А кто не приемлет их, той мучиться будет».

(Коломна, записал В. А. Коробов)

Вот волхвы видят во сне ангела, предупреждающего их не возвращаться к Ироду:

Христос народывся,
Весь мир возвеселывся
Писля Адамова гриха.
Родывся ж в Вифлиеми,
В стойли, а не в доми:
От дыковина яка!
И янгелы святии,
Крылаты, чудьнии,
Также то лепско (красиво) спивалы;
Що мы родылысь
И похрестылысь,
А далеби що так не чувалы
(Хорошо, что мы родились и крестились,
а то бы нам того не слыхать)
Пастухи з степу
Прыйшли аж до вертепу
И по ягняты принеслы,
На дудки гралы,
Якои зналы.
Тай знову до стада пошлы.
А трие цари
Принесли дары
Христу аж вид вистока:
(от востока)
Тут их поклалы
И поздравлялы
По письменски — з высока.
(Учёным книжным языком)
Исько (Иосиф) старенький
Був им раденький.
Гостынцы попрыймав:
— «Сидайте ж у нас,
Мы почастуем (угостим) вас,
Чым Бог нам дав».
Та як пиднис им
По каганьцу сывухи
И по кухлю варенухи:
Як хлеснулы (выпили),
Так и поснулы,
И Исько свитло (свет) погасыв.
Янгол Божый
Ясный, гожый (прекрасный)
Царям во сне шепнув:
— Мерщий (раньше) вставайте
До дому чухрайте (пробирайтесь),
Щоб Ирод сего не чув...
…………………………………..
Будь ласков, Царю,
Благослови нас так,
Щоб жыто родыло
И войны не було,
И щоб мы пожылы в смак (в обилии).

(Малая Россия)

Вот Пресвятая Дева даёт имя Своему Сыну:

Богородыця сына породыла,
Усих святых до себе созвала;
Сталы думать и гадать:
Яке имя Ему дать?
Далы Ему имя святого Илии:
Богородыця не взлюбила,
Всих святых посмутыла.
Далы Ему имя святого Петра:
Богородыця не взлюбила,
Всих святых посмутыла.
Далы Ему имя Иисуса Христа:
Богородыця излюбила,
Всих святых восхвалила.

(Малая Русь)

Пресвятая Дева моет ризы к рождеству Своего Сына:

Ой, на речци
На иордани,
Там Пречиста
Рызы прала (мыла),
Свого Сынка
Сповывала,
На ялыни
Колыхала.
Прилетило
Два Анелы (Ангела),
Взяли Христа на небеса:
Вси небеса
Растворилыся,
Святии уси
Поклонилыся.

(Малая Русь)

Греческая древняя Церковь, покоряя Православием народы, никогда не препятствовала развитию творчества народного. Вот, почему славянские духовные стихи несут в себе всю историю постепенного духовного развития Руси, по всем векам, от древнейших до IX и Х-го, оттуда до ХХ-го века, от язычества до чисто-христианских образов, до сложившихся православных воззрений... 

Потому-то стихи наши духовные суть величайшее сокровище нашего творчества народного, наша истинная и праведная народная гордость. В славянских духовных стихах сплетались и византийское предание, и монастырское сказание, и свободное народное творчество, и церковная поэзия, и житийная литература, и аскетически-монашеския наставления. 
 

Духовные стихи исполняли самые различные люди: слепцы — калеки перехожие, паломники, странники, монахи. В зависимости от эпохи, личности певца и характера слушателей менялись и духовные стихи. Но основная тенденция духовных стихов оставалась неизменной: в них отразился православный, религиозно-моральный идеал, духовное мировоззрение российского народа (от времён Крещения до времени начала сатанинской революции 1917-го года), того народа, про который Ф. М. Достоевский сказал устами старца Зосимы: «Берегите же народ и оберегайте сердце его,... ибо сей народ — богоносец».

Виде Бог, виде Творец,
Что весь мир погибает,
Архангела Гавриила
В Назарет посылает.
Благовестить в Назарете.
Слово стало во вертепе
Бог приходит к Вифлеему,
О, красный граде Вифлееме
Отверзи врата, Едеме...
Незаходимое Солнце
Грядет возсияти
От Девы и тьму безбожия разогнати.
Звезда ясно возсияла,
Трем царем путь показала,
От Персиды трие цари
Идут ко Христу со дары.
Ливан, смирну, злато, дары
Ему принесоша,
И пришедша во храмину,
На колена упадоша.
Ирод барзо замутился,
Что Христос Царь народился,
Слуги своя посылает,
Христа убити взыскает.
Четырнадцать тысящь
Детей малых побил,
И сына своего властна (собственного)
Ирод не пощадил.
Не плачь, Рахиль,
По чадех маленьких!
«Как я могу перестати,
Печальная мати?
Ирод чада убивает,
Во мне сердце унывает:
Аз есмь печальная мати,
Буду по них рыдати».
Перестань, Рахиль,
По чадех рыдати,
И узриши сыны своя
В Сионе праведных.
Ирод пойдет аж до аду,
К Люцыперу на пораду
(К Люциферу в компанию),
Мы же с тобой веселимся,
Христу поклонимся!

(Рукопись И. В. Киреевского. Эту Рождественскую псальму 
поют на Рождество в Лесненском монастыре)

Особого внимания заслуживает Стих о Милосливой жене Милосердной, который восходит к древнейшим христианским преданиям:

Милосливая жена Милосердная

Во славном во граде Вифлееме,
У славной у Девы у Мареи
Родился Христос и Сын Божий.
Небо и земля взрадовались,
Весь мир на земли возвеселился.
Врази окаянные сопостаты
Услышали Христово рожденье:
«Где бы нам Христа-Бога поймати,
На разныя муки предати? »
Милосливая жена Милосердная
Топила во граде свою келью,
Держала своего чада на ручах.
К Милосливой к жены Милосердныя
Идет сама Дева Пресвятая,
Несет Самого Христа на ручах.
«Милослива жена Милосердная!
Бросай ты свое чадо в огонь и пламя,
Ты бери Самого Христа на руци:
Бегут врази-сопостаты
С оружием и вострыми копиям,
Хотят Христа-Бога убити».
Врази к огненной печи подходили:
Во печи младенец стрепехнулся,
Показал он им руци и ноги.
Врази-сопостаты срадовались:
«Мы теперь Христа-Бога поймати,
Мы в огонь, во пламя Его вогнали,
Медным заслоном заслоняли,
Железным подпором подпирали! »
Они прочь от печи отходили.
Милосливая жена Милосердная
Не могла Христа-Бога содержать,
На Его на светлость наглядеться:
Не стало Христа у ней на ручах.
Милосливая жена Милосердная
К огненной ко печи приходила:
— Ужо ль там сгорело мое чадо? —
Железныи подпоры отпирала,
Медныи заслони отслоняла:
Во печи трава выростала,
На траве цветы разсветали,
Во цветах младенец играет,
На нем риза солнцем возсияет,
Евангельскую книгу сам читает,
Небесную силу прославляет.
И со ангелам, с херувимы
И со всею с небесною силой.
Милосливая жена Милосердная
Она первая в раю пребывает.
Аллилуя, Аллилуя, Аллилуя
Мы славим Тебе, Христа и Бога!

(Записано от слепого крестьянина Лариона, корела. 
Валдайский уезд, деревня Бор)

Замечательно, что Ирод в своей ненависти ко Христу не щадит даже собственного сына, а Милостивая жена Милосердная отдаёт на сожжение своего младенца ради Христа.

* * *
 

После революции духовная поэзия ушла в катакомбы и в зарубежье, приобрела особое значение: верности Христу и Церкви. Интересен духовный стих позднего времени, перешедший в устную поэзию из рукописного, сочинённого источника.

Я умом ходила в город Вифлеем
И была в вертепе, и видала в нем,
Как Христос-Спаситель,
Царь, Творец и Бог,
Родился от Девы и лежит убог.
В яслях безсловесных, посреди ягнят,
А над Ним Иосиф с Матерью стоят.
Бог-Младенец горько плакал и рыдал,
Многими слезами ясли обливал.
Жаль Христа мне стало, пала я пред Ним
И рыдала вместе с Господом моим.
А потом я Деве задала вопрос:
Почему так плачет Маленький Христос?
Дева мне сказала: Плачет Он о том,
Что Адам и Ева взяты в плен врагом,
Плачет, что не любят дети их Творца
И сквернят грехами души и сердца.
Все о плоти мыслят, а о духе — нет,
И мрачат навеки свой духовный свет.
Ты Его утешишь и развеселишь,
Если ум и сердце Богу посвятишь.
Ты Его утешишь, если юный ум
Посвятишь с любовью для небесных дум.
Я пообещала Господа любить,
Сердце, ум, всю душу Богу посвятить.
Добрая Царица, как благая мать,
Вдруг меня прижала к сердцу, чтоб подать
Мне благословенье и свою любовь,
И усыновленье и святой покров.
Все, что мне открыто Девой Пресвятой,
Я вам разсказала с детской простотой.
Всем друзьям желаю Бога возлюбить
И Христу усердно правдою служить.

Этот стих также поют на Рождество в Лесненском монастыре.



Библиография
1. П. Безсонов «Калеки перехожия».
2. Ю. Сазонова «История русской литературы».



© «Православная Русь» №24, 2002




Опубликована: 09.01.2014
Просмотров 3328


Оценка(10)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.