Великий Четверг

 
 
Великий Четверг — последний день перед страданиями и распятием Иисуса Христа. Это один из самых насыщенных событиями и переживаниями дней Страстной недели.
 
 
В Великий Четверг  вспоминают Тайную Вечерю, умовение ног ученикам Иисусом Христом, молитву Иисуса в саду Гефсиманском и предание Его Иудою. На литургии происходит освящение мира.
 
 

Тайная вечеря
 

 
Наступают последние часы, проведённые Христом со своими учениками, приближается праздник Пасхи.
 
 
По еврейскому обычаю, в пятницу совершали Пасху, т.е. устраивали особый традиционный ужин, во время которого соблюдались определённые религиозные обычаи.
 
 
Вечером надлежало заклать пасхального ягнёнка. Как объясняют святые отцы, Иисус Христос с учениками предварительно совершает Пасху в вечер четверга. Этот вечер и вся пятница у евреев считались за один день.
 
 

Литургия Великого Четверга

 
«Заповедь новую даю вам:
да любите друг друга,
как Я возлюбил вас»
(Ин. 13, 15)
 

В Великий Четверг служится литургия св. Василия Великого (т.е. написанная св. Василием Великим), которая, в отличие от литургии св. Иоанна Златоуста, бывает только 10 раз в году (в том числе в Великий Четверг и в Великую Субботу Страстной недели). 
 
 
Богослужение на литургии св. Василия Великого более продолжительное: молитвы гораздо длиннее, пение — протяжнее. В этот день, литургия посвящена воспоминаниям о Тайной Вечере и заветам Христа, оставленным в эти последние перед страданиями часы. В Великий Четверг вместо Херувимской песни поётся:
 
 
«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем». «Сын Божий! Приими меня сегодня в участники Твоей тайной Вечери! я не открою тайны врагам Твоим, и не дам Тебе лобзания, как Иуда! но, как разбойник, исповедую Тебя: помяни меня, Господи, во царствии Твоём!»
(по-славянски) (по-русски)

Божественная литургия в Великий Четверг имеет для христианина большое духовное значение. В этот день каждый православный человек стремится причаститься, т.е. принять тело и кровь Христовы — таинство, установленное Христом.
 
 

Омовение ног

 
В конце совершаемой в Великий Четверг литургии, в память об омовении ног Христом своим ученикам, во всех кафедральных соборах совершался обряд омовения ног архиереем.
 

Освящение и приготовление мира

 
В Великий Четверг после утрени освящают миро, которое используют затем в течение года. На Руси это совершалось только в Москве и Киеве, и происходило через каждые два–три года. «Дар благодати Духа обозначается чрез образ елея», — так объясняли таинство миропомазания святые отцы церкви.
 
 
Сохранились сведения, что употребление святого мира восходит к самой глубокой древности. С ранних времён началось особое приготовление и освящение мира. «Состав мира есть некое собрание благодушистых веществ, богатно в себе имущее благовонные качества».
 

На Русь приблизительно до XV столетия св. миро привозили из Греции. Позднее, когда русская Церковь освободилась от духовного главенства Константинопольского Патриарха, всё необходимое для церковной жизни она стала приготовлять самостоятельно. 
 

Сохранились «памяти» царя Михаила Фёдоровича Романова в Аптекарском приказе об отпуске разных составов патриарху Филарету. Для «мирного» составления были отпущены: «янтарь добрый, корица, перетрунь, корень азар, ладан росный, мёд дивий, непряный корень и гуляфная (розовая) водка». А также из келейной патриаршей казны выданы были смирна и кассия. Обычно, необходимые для мира вещества поручалось приготовлять опытному, проверенному аптекарю. Подбор частей мог быть разный. Например, в 1667 году было употреблено 53 различных вещества, в 1710 — 68, и так далее.
 

Миро варили в Москве в различных местах. Только в 1763 году для этой цели выделили бывшую Крестовую Патриаршую Палату, которая позднее стала называться Мироварною (она располагалась напротив собора Двенадцати Апостолов в Кремле).
 

С XVIII столетия в постоянную практику православной Церкви вводится особый «Чин сочинения и священия святого мира...», переведённый с греческого языка; с этого времени изменялось лишь количество составных частей мира. Так, в конце XIX века вместо 25 частей стало использоваться 30. В святое миро входят компоненты, названия которых в большей части современному человеку незнакомы: «елей, вино белое виноградное, стиракса, ладаны: росной, простой белый и чёрный, мастика, сандарак, розовые цветы, базилика (трава), корни: фиалковый, белый, имбирный, ирный, калганный, кардамонный, масло мушкатное, густое, бальзам перувианский, терпентин венецианский, благовонные масла: бергамотовое, лимонное, лавендуловое, гвоздичное, богородской травы, розмаринное, лигниродийное, розовое, коричневое, майоранное, померанцевое и мушкатное жидкое» (там же).
 
 
 
 
Процесс приготовления и непосредственно само мироварение исполнено большого священного значения. Начиная с Крестопоклонной недели Великого поста, заготавливалось всё необходимое. Твёрдые вещества растирали в порошок в каменных ступах, и из них делали настой на вине и елее. В Великий Понедельник все составные части приносились в мироварную палату, где был устроен каменный очаг под деревянной золочёной сенью. Все принадлежности были сделаны из серебра: кад, ковши, лопатка, кувшины для хранения мира. На особом месте помещался священный сосуд: медный, узкогорлый, покрытый перламутровой чешуёй — алавастр. По преданию, алавастр со святым миром был прислан из Константинополя в первые века по принятию Русью христианства. Когда русская митрополия была переведена из Киева, этот сосуд в числе православных святынь был перенесён в Москву. В алавастре в неприкосновенности хранится преждеосвящённое миро, которое никогда по канону не должно иссякнуть на Русской земле.
 

Мироварение начиналось в Великий Понедельник утром. Московский митрополит или другой архиерей прибывали в мироварную палату, где совершали водоосвящение с особыми молитвами. Он окроплял святой водой все составы и сосуды, затем вливал немного святой воды в котлы и благословлял вливать в них елей и вино. Затем сам архиерей зажигал огонь под котлами и начинал чтение Евангелия, которое продолжалось священниками до конца мироварения. В Великий Вторник утром в котлы доливали вино, взамен испарившегося. В Великую Среду, кроме вина, в котлы добавляли все приготовленные ранее вещества, кроме ароматов, и вечером мироварение заканчивали. Когда миро остывало, в него доливали благовонные масла. Готовое миро разливали по кувшинам, которые запечатывал ризничий, затем они ставились по южной стене палаты на покрытые скамьи. Алавастр водружался на особое место.
 

В Великий Четверг перед обедней «архиерей в полном облачении, в преднесении запрестольного креста, свечей и рипид», под колокольный звон шёл с духовенством в мироварную палату. Здесь он вручал алавастр старшему из протоиереев, а сосуды с приготовленным миром раздавал другим священникам, и шествие тем же порядком торжественно возвращалось в Успенский собор при пении тропаря Пятидесятницы «Благословен еси, Христе Боже наш». Во время литургии происходил чин освящения новосделанного мира. В новоосвящённое миро вливали несколько капель из алавастра, а сам алавастр дополняли новоосвящённым, чтобы никогда не иссяк священный источник.
 
 

Традиции Великого Четверга

 
В старой Москве на литургии в Великий Четверг причащался царь, по царскому чину, у святого престола в алтаре. Накануне совершался древний ритуал: в полночь он обходил духовных лиц и монастыри, и жаловал их царской милостыней. Потом обходил тюрьмы, богадельни, выкупал посаженных за долги, прощал преступников. То же повторялось в Великую Пятницу и в Великую Субботу.
 

В народной традиции Великий Четверг назывался также «чистым».
В этот день у славянских народов был широко распространён обычай очищения водой — обливание и даже купание. Воду для омовения брали ранним утром, ещё до восхода солнца, омывались на берегах рек или в банях. Также, несмотря на бытовавшие в это время холода, купались в прорубях или, если тронулся лёд, в реках. Иногда в воду кидали серебряные монетки: тогда вода, по поверию, приобретала целебные свойства, и человек в течение года не болел. На севере Рocсии существовал обычай ходить в лес и собирать можжевеловые ветки, чтобы потом возжечь их в избе и окурить жилище, хлев и пристройки — дым очищал от грехов и болезней.
 

С Великого Четверга во всех домах готовились к празднику Пасхи: в четверг красили яйца, в пятницу готовили пасху и пекли куличи. В приготовлении участвовала вся семья: и взрослые, и дети. Старшие передавали младшим свой опыт, свои переживания и впечатления.
 

Вот как ощущали эти дни младшие члены семьи: «Ещё до начала Страстной недели всю квартиру тщательно убирали. Перед иконами, висевшими в каждой комнате, горели лампады. Страстная неделя начиналась совершенно особенно, даже трудно описать наши переживания. В гимназиях наступали каникулы, и мы были совершенно свободны. Готовили подарки родителям, дедушке с бабушкой. Кто рисовал, кто писал (это самые младшие, которые только начинали постигать грамоту). Дни Страстной недели, особенно последние, проводили в тишине, музыки не было, и рояль молчал.
 

В Страстной Четверг во второй половине дня, по традиции, мы красили яйца. Ведал этим мой отец. Нас рассаживали в столовой за обеденный стол. Каждый получал краску, которую выбирал. Иногда, конечно, возникали споры, когда двое претендовали на одну и ту же краску. Яйца ставили в рюмочку, кисточкой красили половинку, затем уже закрашенную половинку ставили в другую рюмку и красили оставшуюся часть яйца. Так проходило время. А когда наступал час идти в церковь, мы все шли на Двенадцать Евангелий.
 

Стояли с зажжёнными свечами. Когда кончалась служба, мы все стремились донести святой огонь до дома. Мой отец заранее заготовлял из бумаги фунтики, в которые мы ставили свечки, чтобы предохранить огонь от ветра, и, если всё удавалось, счастливые и гордые тушили лампадки и зажигали их снова уже святым огнем» (А.П.Воронцова–Вельяминова, воспоминания последних предреволюционных лет).
 
 
 

Двенадцать Евангелий

 
«Я несу от Евангелий страстную свечку, 
смотрю на мерцающий огонёк: он святой. 
Тихая ночь, но я очень боюсь: погаснет». 
И.Шмелёв, «Лето Господне» 1927-1931 
 

Вечером в Великий Четверг в храмах совершается утреня, на которой читают Двенадцать Евангелий (двенадцать отрывков из четырёх Евангелий), посвящённых страстям (страданиям), смерти и погребению Иисуса Христа. Начало каждого Евангелия возвещается благовестом, по окончании поются и читаются молитвы. Во время этой, трагической по смыслу, службы молящиеся зажигают от лампад свечи, церковь постепенно наполняется трепещущим светом и сосредоточенной тишиной. Все присутствующие стремятся приобщиться к тому далёкому в веках дню, когда Учитель, Спаситель мира, был мучим и предан смерти, и отдан на поругание толпе, ещё недавно внемлющей Его слову и восхищавшейся Его чудесами.
 

Молча расходятся после службы верующие, закрывая от ветра горящие свечи.
 

Придя домой, тушат лампадки перед иконами и зажигают их снова огнём «страстной» свечки, принесённым из церкви. Некоторые, следуя обычаю, делали копотью от страстной свечки кресты над дверями и окнами дома, в изголовьи кровати, в местах, где находились домашние животные.
 

В этот вечер в доме стояла особенная тишина. Значительностью происходящего проникались все, от мала до велика. 

 
 
 
 
© Е.М.Разумова, Г.В.Шепелев, С.Г.Стрельникова «Пасха»
 
 
 
 
Опубликована: 02.05.2013
Просмотров 2387


Оценка(13)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.