Масленица честная, широкая, весёлая, семикова племянница, объедуха, сырная неделя


Масленица (Сырная неделя) справляется за семь недель до Пасхи и приходится на период с конца февраля до начала марта.

Масленицу повсюду ожидали с большим нетерпением. Это самый весёлый, самый разгульный и поистине всеобщий праздник.

В некоторых местах о подобающей встрече и должном проведении всей Масленицы заботились ещё с субботы предшествующей недели. В Калужской губернии, начиная печь заранее блины, хозяйка посылала мальчика лет 8-10 «встречать Масленицу»: давала ему блин, с которым он скакал верхом на ухвате или кочерге по огороду и кричал:

Прощай, зима сопливая!
Приходи, лето красное!
Соху, борону —
И пахать пойду!

С субботы же начинали праздновать «малую Масленку» и кое-где на Владимирщине. Ребятишки группами бегали по деревне и собирали лапти, потом встречали возвращающихся с покупками из города или с базара вопросом «Везёшь ли Масленицу?» Кто отвечал: «Нет», того били лаптями. В этот же день ребята здесь с особым азартом катались с гор: существовала примета — кто дальше прокатится, у того в семье лён уродится длиннее.

Последнее воскресенье перед Масленицей носило название «мясного воскресенья». В вологодских деревнях принято было наносить визиты родственникам, друзьям, соседям и приглашать в гости на Масленицу. В «Мясное» воскресенье тесть ездил звать зятя «доедать барана».

«Заговляюсь на сыр да на масло», — говорят в вечер перед Масляной.

НЕНАСТЬЕ В ВОСКРЕСЕНЬЕ ПЕРЕД МАСЛЯНОЙ — К УРОЖАЮ ГРИБОВ.
КАКОЙ ДЕНЬ МАСЛЯНЫ КРАСНЫЙ, В ТАКОЙ СЕЙ ПШЕНИЦУ (Ярославская губ.)
ЕСЛИ НА МАСЛЕНИЦУ ИДЕТ СНЕГ, БУДЕТ УРОЖАЙ ГРЕЧИХИ.
МАСЛЕНИЦА — ОБЪЕДУХА, ДЕНЬГАМ ПРИБЕРУХА. 
НЕ ЖИТЬЁ, А МАСЛЕНИЦА. 
ИЩЕТ, ГДЕ СОРОК ЛЕТ МАСЛЕНИЦА И ПО ТРИ ГОДА МЕЛКИЕ ПРАЗДНИКИ.

Масленичная неделя была буквально переполнена праздничными делами; обрядовые и необрядовые действия, традиционные игры и затеи, обязанности и поступки до отказа заполняли все дни. Сил, энергии, задора хватало на всё, поскольку царила атмосфера предельной раскрепощённости, всеобщей радости и веселья.

Каждый день Масленицы имел своё название, за каждым закреплены были определённые действия, правила поведения и пр.:

Понедельник — «встреча»,
вторник — «заигрыш»,
среда — «лакомка», «разгул», «перелом»,
четверг — «разгуляй-четверток», «широкий»,
пятница — «тёщины вечера», «тёщины вечерки»,
суббота — «золовкины посиделки», «проводы»,
воскресенье — «прощёный день».

Вся же неделя именовалась «честная, широкая, весёлая; боярыня-масленица, госпожа-масленица».

По материалам прошлого столетия, Масленицу нередко открывали ребятишки, которые сооружали снежные горы и скороговоркой произносили такое приветствие Масленице: «Звал-позывал честной Семик широкую Масленицу к себе в гости во двор. Душа ль ты моя, Масленица, перепельные косточки, бумажное твоё тельце, сахарные твои уста, сладкая твоя речь! Приезжай ко мне в гости на широк двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться. Уж ты ль, моя Масленица, красная краса, русая коса, тридцати братов сестра, сорока бабушек внучка, трёхматерина дочка, кеточка-ясочка, ты ж моя перепёлочка! Приезжай ко мне в тесовый дом душою потешиться, умом повеселиться, речью насладиться. Как навстречу Масленицы выезжал честной Семик в салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Приезжала честная Масленица, широкая боярыня, к Семику во двор на горах покататься, в блинах поваляться, сердцем потешиться, Ей-то Семик бьёт челом на салазочках, в одних портяночках, без лапоток. Как и тут ли честная Масленица на горах покаталася, в блинах повалялася, сердцем потешалася. Ей-то Семик бьёт челом, кланяется, зовёт во тесовый терем, за дубовый стол, к зелену вину. Входила честная Масленица, широкая боярыня, к Семику во тесовый терем, садилась за дубовый стол, к зелену вину. Как и она ль, честная Масленица, душой потешалася, умом повеселилася, речью наслаждалася».

После этой встречи ребятишки сбегают с гор и кричат: «Приехала Масленица! Приехала Масленица!»

В Дмитровском районе под Москвой «в понедельник в семьях, где есть молодёжь, делают из тряпок женскую фигуру с длинной косой, одетую в девичий наряд. Фигура изображает девушку; в руки этой фигуры даётся помазок и блин» — главные символы Масленицы.
 

Без блинов не Масленица, без пирогов — не именины.

Во многих семьях блины начинают печь с понедельника. «Накануне вечером, когда появятся звёзды, старшая в семье женщина выходит на реку, озеро или к колодцу потихоньку от прочих и призывает месяц выглянуть в окно и подуть на опару:

Месяц ты месяц,
Золотые твои рожки!
Выглянь в окошко,
Подуй на опару!»

Каждая хозяйка имела свой рецепт приготовления блинов и держала его в секрете от соседей. Обычно блины пеклись из гречневой или пшеничной муки, большие — во всю сковородку или с чайное блюдце, тонкие и лёгкие. К ним подавались разные приправы: сметана, яйца, икра, снетки и пр.

На Масленице — первый блин за упокой.

Действительно, первый блин, испекаемый на Масленой неделе, кладут на слуховое окошко «для душ родительских» со словами:

— Честные родители наши, вот для вашей душки блинок!

Кое-где первый блин отдаётся нищим, чтобы они помянули всех усопших.

Русская Масленица всегда славилась блинами, их качеством и количеством.

БЛИН ДОБРО НЕ ОДИН.
БЛИНЫ БРЮХА НЕ ПОРТЯТ.
БЛИН НЕ КЛИН, БРЮХА НЕ РАСКОЛЕТ.

Руководствуясь такими поговорками, поедали огромное количество блинов, так что многие потом расплачивались за подобное обжорство плохим самочувствием, болезнями.

Как на Масленой неделе
Из трубы блины летели!
Уж вы блины мои,
Уж блиночки мои!

— припевали хозяйки и гости, и продолжали масленичное блинное чревоугодие.

Пришла Маслена неделя,
Была у кума на блинах.
У кума была сестрица,
Печь блины-то мастерица.
Напекла их кучек шесть,
Семерым их не поесть.
А сели четверо за стол,
Дали душеньке простор,
Друг на друга поглядели
И... блины-то все поели!

Так шутили и посмеивались сами над собой.
 
Катания на ледяных горах. Гравюра XIX в.

Дети катались с гор во все дни Масленицы, взрослые же присоединялись к ним позже, примерно со среды-четверга. Съезжали с гор на санях, на салазках, на обледенелых рогожах.

Катанию с гор придавался особый смысл. В старину, например, существовал обычай «лучшим пряхам в семье кататься с гор на донцах, причём у той, которая дальше прокатится, думали, будет самый лучший лён».

В Архангельской губернии долго сохранялась традиция на Масленицу скатываться с горы парам, которые поженились в этом году.

Сани с молодожёнами подъезжали к горе в то время, когда там собиралось много мужиков и холостых парней. Как только молодой поднимался на гору, мужики кричали: «Молоду такого-то на горку!» 

«Она, услышав приглашение, выходит из саней и, поклонившись на ту и другую сторону в поле, идёт к ожидающему её мужу, беспрерывно кланяясь, а зашедши на горку и ещё отмерив в одну сторону три низких поклона и севши к супругу на колени, целует его два или три раза; но стоящие тут зеваки, не довольствуясь такою малою любезностью новобрачных, держат санки, говоря: 

«Ещё, ещё раз подмажь, ходче пойдет!» — и заставляют её таким образом целовать 10 раз и более, и тогда только спускают их катиться. Скатившись, молодая опять целует мужа один раз». Все поженившиеся пары деревни должны скатиться по одному разу.

Катание с гор молодожёнов сопровождалось песнями, которые пели в основном девушки, собравшиеся на горе и ожидающие своей очереди покататься.

Вот не с гор на гору снега сыплют,
Снега сыплют, люди, снеги сыплют.

На меня, молоду, свекор смотрит,
Свекор смотрит, люли, свекор смотрит.

«Хороша была у девицах,
У девицах, люли, у девицах,

Теперь хуже того в молодицах.
В молодицах, люли, в молодицах!»

Вот не с гор на гору снеги сыплют,
Снега сыплют, люли, снеги сыплют.

На меня, младу, свекор смотрит,
Свекор смотрит, люли, свекор смотрит.

«Плоха была у девицах,
У девицах, люли, у девицах,

Хуже того в молодицах,
В молодицах, люли, в молодицах!»

Вот не с гор на гору снега сыплют, 
Снега сыплют, люли, снеги сыплют,

На меня, младу, мужик смотрит,
Мужик смотрит, люли, мужик смотрит.

«Хороша была у девицах,
У девицах, люли, у девицах,

Лучше того в молодицах,
В молодицах, люли, в молодицах».

(Торопецкий уезд).
 

Как правило, со среды к катанью с гор и на лошадях активно подключается и неженатая молодёжь. Вообще катание на тройках наперегонки, под песни и гармонь, с шутками, поцелуями и объятьями — типично русское масленичное увеселение, в котором не принимали участие только младенцы да старики, уже не выходившие из дому.

Запрягу я коня вороного,
Посажу я кума молодого.
Масленица счастливая,
Протянися подольше!

Целый ряд масленичных обычаев был направлен на то, чтобы ускорить свадьбы, содействовать холостой молодёжи найти себе пару.

Например, костромичи «выборанивали девок» — таскали борону вдоль домов, чтобы девкам легче было выйти замуж. В Острогожском уезде Воронежской губ. женщины привязывали неженатым парням колоды — это шуточное наказание за то, что не женился в прошедший Мясоед. От колоды и от довольно откровенных насмешек приходилось откупаться вином, блинами, конфетами.

Больше всего внимания и почестей оказывается на Масленицу молодожёнам. Традиция требует, чтобы они, нарядные, выезжали «на люди» в расписных санях, наносили визиты всем, кто гулял у них на свадьбе; чтобы торжественно, под песни скатывались с ледяной горы. 

Молодые супруги должны были принять участие и в обычае, который известен под названием «Столбы». «Состоит этот обычай в том, что молодые, нарядившись в свои лучшие костюмы (обыкновенно в те самые, в которых венчались), встают рядами («столбами») по обеим сторонам деревенской улицы и всенародно показывают, как они любят друг друга; при этом кричат: «Порох на губах!» — и предлагают целоваться. «Покажите, как вы любитесь!» <...> Иной подкутивший гуляка отпустит столь полновесную шутку, что молодая зардеется, как маков цвет <...> «Столбы» продолжаются час, потом едут кататься».

В Тверской губ. «к молодухе, вышедшей замуж в течение прошедшего года, приводят борону и сани. Молодая должна была выкупить шелыгу. Если молодуха выкупит шелыгу, выставит угощение, то поедет на гулянье на санях, а если поскупится, то поедет на бороне».

У владимирцев был свой обычай: утром вытаскивали на улицу молодого мужа и закидывали его снегом, а то и прямо зарывали в снег (говорили: «Молодых затьев зарывать пойдем!»). Жена должна была выкупить своего мужа, поднести «зарывальщикам» угощение и столько раз целоваться с мужем, сколько просили.

Традиционный вятский «целовник» имел место в Масленичную субботу, когда «подгулявшая деревенская молодёжь ездит целовать молодушек, которые живут замужем первую Масленицу... Молодая подносит каждому из гостей ковш пива, тот, выпив, трижды целуется с ней».

Однако самым главным событием, связанным с молодожёнами и справляемым по всей Руси, было посещение тёщи зятьями, для которых она пекла блины и устраивала настоящий пир (если зять был по душе, разумеется). 

Этому обычаю посвящено огромное количество пословиц, поговорок, песен (в основном шуточных), анекдотов и пр. В некоторых местах «тёщины блины» происходит на «лакомки», т. е. в среду на Масленой неделе, но могли приурочиваться к пятнице.

ЗЯТЬ НА ДВОР — ПИРОГ НА СТОЛ.
У ТЁЩИ ПРО ЗЯТЯ И СТУПА ДОИТ.
ПРИДЁТ ЗЯТЬ, ГДЕ СМЕТАНКИ ВЗЯТЬ?

Если в среду зятья гостили у своих тёщ, то в пятницу зятья устраивали «тёщины вечерки» — приглашали на блины. «Являлся и бывший дружка, который играл ту же роль, как и на свадьбе, и получал за свои хлопоты подарок». 

Званая тёща (существовал и такой обычай) «обязана была прислать с вечера всё необходимое для печения блинов»: таган, сковороды, половник, кадушку для опары, а тесть присылал мешок гречневой крупы и коровье масло. «Неуважение зятя к этому обычаю считалось бесчестием и обидой и было поводом к вечной вражде между ним и тёщей».
 

С четверга, недаром называвшегося «широким», масленичный разгул развёртывался во всю ширь. Всем миром, в качестве участников или активных, заинтересованных зрителей, выходили на кулачные бои, возведение и взятие снежного городка, на конские бега.

Масленица-пышка на улицу вышла,
На гору катиться, с ребятами драться!
Ребята- дураки, нажимали кулаки.
Нажимали кулаки все на Масленицы на боки!

(Ярославская губ.)

Центральной фигурой всё же оказывалась сама Масленица — кукла из соломы, которую наряжали в кафтан, шапку, опоясывали кушаком, ноги обували в лапти, усаживали на сани и везли в гору с песнями: встречали Масленицу.

Дорога наша гостья Масленица,
Авдотьюшка Изотьевна,
Дуня белая, Дуня румяная,
Коса длинная, триаршинная,
Лента алая, двуполтинная,
Платок беленький, новомодненький,
Брови чёрные, наведённые,
Шуба синяя, ластки красные,
Лапти частые, головастые,
Портянки белые, набелённые!

(Подмосковье).

Сопровождает Масленицу ряженая молодёжь. Чаще всего рядятся цыганами. Иногда рядом с Масленицей-чучелом садилась в сани женщина, изображающая Масленицу, которая за прядильным станком крутит масло.

В пошехонском селе Давшино (Ярославская губ.) масленичный поезд выглядел следующим образом: «запрягают десять лошадей и более в нарочно для того приготовленную большую повозку своего рукоделья: лошади впрягаются гусем одна за другою, на каждую из них сажают вершника в рубище, разодранном с ног до головы, всего выпачканного сажею; один вершник держит большой кнут своего изделия, другой — метлу; везде и даже на свои шеи навешивают коровьи колокольчики и всякие погремушки; рогожную кибитку, всю испачканную, увешивают вениками, как будто унизывают жемчугом, и сажают в неё пьяного человека, тоже испачканного сажею и в разодранном рубище, облитом пивом; подле него стоит бочонок с пивом, против него — раскрытый сундук со съестными припасами — пирогами, рыбою, яйцами, оладьями и пряженцами». Поезд под смех и шутки односельчан проезжал по всей деревне и затем отправлялся в соседнее село.

В Сибири масленичный поезд создавали на свой манер: «Робята», заготовив соломенное чучело с мужскими атрибутами и принарядив его в «мужичье» платье, усаживали в специальный экипаж, составленный из связанных в ряд двух-трёх саней; в них впрягалось по одной лошади; в передок саней ставилась пустая бочка, рядом — стол с закуской, пустыми бутылками и винными стаканчиками; посредине водружалась жердь (в 9—10 аршин высоты), на неё надевалось на некотором возвышении колесо, а на нём привязывалось чучело в сидячем положении, с привязанными к нему куском коровьего масла и бутылкой со стаканами; на тот же экипаж клалось еще корыто».

Ой, Масленица-кривошейка,
Состречаем тебя хорошенько!
Хорошенько!
Сыром, маслом, калачом
И печёным яйцом!

В воскресенье — «Прощёный день» — устраивали проводы Масленицы. С утра ребятишки собирали дрова для костра жечь Масленицу:

Ельник, березник
На чистый понедельник!
Уж то ли не дрова —
Осиновы дрова,
Березовы дрова!
Подавайте их сюда
На Масленицу,
На горельщицу!

В подмосковных сёлах в воскресенье молодёжь в санях с чучелом Масленицы ездила по деревне до темноты, с песнями и шумом. А поздно вечером выезжала на озимь и здесь на приготовленном костре чучело сжигала.

Калужские девки и бабы разыгрывают целое представление — похороны Масленицы: «Делают из соломы куклу с руками, надевают на неё бабью рубашку и сарафан, а на голову навязывают платок. В таком виде кукла эта изображает собою Масленицу. Затем одну бабу нарядят попом, наденут на неё рогожу наместо ризы и в руки дадут ей навязанный на верёвке осметок — на место кадила. 
 

Двое из участвующих в обряде берут Масленицу под руки и в сопровождении толпы, под предводительством «попа» пускаются в путь из одного конца деревни в другой, при пении различных песен. Когда же процессия выступает в обратный путь, то Масленицу сажают на палки вместо носилок, накрывши её пеленкой. Дошедши до конца деревни, процессия останавливается. 

Тут куклу-Масленицу раздевают, разорвут и растреплют всю. Во время шествия с Масленицей «поп», размахивая кадилом, кричит «алли-луя!», а за ним кричит, шумит вся толпа — кто во что горазд: кто плачет, кто воет, кто хохочет и т. д. А когда Масленицу хоронят, то поют песни».

Прощай, Масленица-вертушка,
Настаёт Великий Пост.
На деревне всё приели,
Подают селёдки хвост!
Как на Масляной неделе
В потолок блины летели!
И-их!
Уж ты Масленица, ты обманщица,
Говорила семь недель, а остался один день!

(Калининская обл.)

У масленичного костра собиралось всегда много народу, было весело, звучало много песен. С Масленицей прощались и в шутку, и всерьёз. Подбрасывая солому в огонь, дети усердно повторяли:

Масленица, прощай!
А на тот год опять приезжай!

Молодёжь вела себя более бурно и выкрикивала:

— Убирайся вон, рваная старуха, грязная! Убирайся вон, пока цела!

Кидали в костер блины — «Гори, блины, гори, Масленица!»; парни, перемазанные сажей, старались и других выпачкать, в первую очередь, конечно же, девушек, а с ними и тёщ — «Тёща, люли, поджаривай блины!».

НЕ ВСЁ КОТУ МАСЛЕНИЦА, БУДЕТ И ВЕЛИКИЙ ПОСТ.

И в преддверии Великого Поста, стремясь очиститься от всего греховного, люди просили друг у друга прощения. С той же целью в прощёное воскресенье ходили на кладбище, оставляли на могилах блины и поклонялись праху родных.



© И.П.Калинский «Церковно-народный месяцеслов»



Опубликована: 24.02.2014
Просмотров 1646


Оценка(10)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.