Пасхальные стихи 4

 

Пасхальные свечи


I


Пусть голод пленниц-душ неутолим:
Всё ж ночью вешней колокол пасхальный, 
Как белый луч, в тюрьме сердец страдальной 
Затеплит Новый Иерусалим.


И вновь на миг подвигнутся сердца.
И трепетно соприкоснутся свечи 
Огнепричастьем богоносной встречи.
И вспыхнет сокровенное далече 
На лицах отсветом Единого Лица.


II


Христос Воскрес! Воскрес Христос 
И смертью смерть попрал!
Кто духа тьмы в юдоли слёз 
Любовью поборал,
Пленял любовью духа злоб 
И крест любви понёс, —
Над тем распался душный гроб, 
Тому воскрес Христос.


Иванов В.И.


***


«Христос воскрес», — поют во храме; 
Но грустно мне... душа молчит:
Мир полон кровью и слезами,
И этот гимн пред алтарями 
Так оскорбительно звучит.
Когда б Он был меж нас и видел, 
Чего достиг наш славный век,
Как брата брат возненавидел,
Как опозорен человек,
И если б здесь, в блестящем храме, 
«Христос воскрес» Он услыхал, 
Какими б горькими слезами 
Перед толпой Он зарыдал!


Пусть на земле не будет, братья,
Ни властелинов, ни рабов,
Умолкнут стоны и проклятья,
И стук мечей, и звон оков, —
О лишь тогда, как гимн свободы, 
Пусть загремит: «Христос воскрес!» 
И нам ответят все народы:
«Христос воистину воскрес!»


Мережковский Д.С., 1887


***


Март


Больной, усталый лёд, 
Больной и талый снег...
И всё течёт, течёт...
Как весел вешний бег 
Могучих мутных вод!
И плачет дряхлый снег,
И умирает лёд.
А воздух полон нег,
И колокол поёт.


От стрел весны падёт 
Тюрьма свободных рек, 
Упрямых зим оплот, — 
Больной и тёмный лёд, 
Усталый, талый снег...
И колокол поёт,
Что жив мой Бог вовек,
Что Смерть сама умрёт!


Мережковский Д.С., 1894


***


Червонные святки


Святая неделя, Червонные святки,
Тут Солнце — в веселии нашем сполна, 
Дарит нам сиянье своё без оглядки,
А Ночи вещает, мол, ты не нужна.


Во всё продолженье Пасхальной седмицы, 
Как Солнце взошло, так не хочет зайти,
И долго поют нам полдневные птицы,
И долго хотят нам все травы цвести.


Бальмонт К.Д., 1908


***


Воскресенье


Ты видишь — белая ограда 
И кипарисов тёмный ряд.
В прохладе утреннего сада 
Они гробницу сторожат.


Туман сползает паутиной.
Как возглас острый и немой, 
Деревья чёрною вершиной 
Пронзают воздух голубой.


Так было всё и снова стало:
Рассвет и тени от камней...
Душа, поверив, не устала 
В пыли и зное долгих дней.


И вот, как встарь, опять свершилось: 
Сверкнул гробницы узкий вход,
И камень пал... Всё озарилось,
И Он воскрес, и Он идёт.


Как драгоценной цепи звенья,
Над осиянной головой
Сверкают вещие мгновенья,
Восторг пылает заревой.


А ты, блаженный, ослеплённый, 
Внимаешь пенью белых крыл.
Он смерть попрал, Преображённый, 
И, побеждая, — победил.


Соловьева П.С., 1909


***


Жёны-мироносицы


Туман и заря над землёй полусонной.
По склонам три женщины шли.
И с маслом янтарным кувшин благовонный 
Ко гробу Господню несли.


Улыбкой светлеют суровые дали,
Колючие травы в росе,
И светы небес на земле засверкали 
В изгибной речной полосе.


Ты первою шла и молитву шептала.
В душе твоей страх и мечта.
Заря разгоралась, заря обещала:
«Сегодня увидишь Христа!»


«Сквозь росные слёзы, в туманах зари я 
Провижу день светлых чудес».
Кремнистой тропою идёшь ты, Мария, 
Колючие травы и скалы нагие 
Проснулись и шепчут: «Воскрес!»


Соловьева П.С.


***


Христос Воскресе!


Отряхнула горы снега 
С плеч усталая земля;
Зазвенели ручейками 
Почернелые поля;


На реке — под рыхлым снегом — 
Затрещал ослабший лёд;
Начался из стран заморских 
Птиц весёлый перелёт...


Прежде всех домой вернулись 
Стаи чёрные грачей 
К старым гнёздам, на берёзы —
В тень раскидистых аллей;


Вслед за ними, резвым строем,
И проворны, и легки — 
Пролетели над землёю 
Быстрых ласточек полки;


И воздушною дорогой, 
Проторённою весной, 
Потянулись птицы с юга 
Бесконечною волной...


Поднялась щетиной озимь 
По оттаявшим холмам;
Заиграл рожок пастуший 
За деревней по утрам...


Распустилась на сирени 
Нежной зеленью листва;
По лужайкам проглянула 
Шелковистая трава;


И на солнечном припеке —
Меж цветами и травой — 
Сотней ярких детских глазок 
Запестрел цветник живой...


А вчера, в глухую полночь —
В ночь без звёзд и без луны, 
Полился к усадьбе нашей 
Из безмолвной тишины,


С колокольни, звон пасхальный 
И святую весть принёс —
Весть, что с красною весною 
В эту ночь воскрес Христос!


Коринфский А.А., 1896


***


Святая весть


Светозарною весною —
Днём и в поздний час ночной — 
Много песен раздаётся 
Над родимой стороной.


Много слышно чудных звуков, 
Много вещих голосов —
Над полями, над лугами,
В полутьме глухих лесов.


Много звуков, много песен, —
Но слышней всего с небес 
Раздаётся весть святая,
Песня-весть — «Христос воскрес!..»


Эту песнь с высот небесных, 
Покидая свой приют,
Над воскресшею землёю 
Хоры ангелов поют;


Пенью ангельскому вторят 
Вольных пташек голоса,
Вторят горы, вторят долы,
Вторят тёмные леса, —


Вторят реки, разрывая 
Цепи льдистые свои,
Разливая на просторе 
Белопенные струи...


Повторяя весть святую 
По камням журчит ручей, —
И подснежник, и фиалка 
Расцветают вместе с ней...


Кроткий ландыш, распускаясь 
В темной понизи лесов,
Серебрится — повторяя 
Песню чудную без слов;


Каждый листик и былинка 
Наполняют целый лес 
Переливом томных звуков 
Дивной музыки небес;


Вторит жаворонок в поле,
Вместе с утренней росой 
Звонкой трелью рассыпаясь 
Над зелёной полосой...


Льётся песня над землёю, — 
Воскресают с нею вновь 
В сердце каждого и вера,
И надежда, и любовь...


Бедный пахарь, хлеб насущный 
Добывая для семьи,
Внемлет ей — бросая в землю 
Зёрна первые свои...


В праздник благовест церковный 
Вторит ангельским словам, — 
Повторяют богомольцы 
Их, спеша в Господний храм...


Дети, в школе собираясь,
Их поют; среди ветвей —
За окном, в кустах малины 
Детям вторит соловей —


Вместе с ним, за словом слово 
Повторяя песнь ребят,
Каждой веткою трепещет 
Друг детей — зелёный сад...


Есть старинное преданье,
Что весеннею порой —
В час, когда мерцают звёзды 
Полуночною игрой, —


Даже самые могилы 
На святой привет небес 
Откликаются словами:
«Он воистину воскрес!..»


И звенит, не умолкая,
Переливною волной 
Весть спасенья, песнь победы 
Благодатною весной.


Коринфский А.А., 1896


***


Безродная


1


«Христос воскрес!» — урочною 
Порою полуночною 
Гудит со всех сторон;
Гудёт-растёт раскатами 
Над нивами, над хатами 
Великодневный звон.


Просёлками окольными 
С волнами колокольными — 
Волна-волной — плывёт 
Распутьем бездорожия 
Радетель храма Божия — 
Посельщина-народ.


Сияют церкви яркие,
Костры пылают жаркие 
По стаявшим буграм;
В оградах — ходы крестные, 
Хвалы-стихи воскресные 
Выводят по крюкам.


И вся земля крещёная 
Внимает — умилённая — 
Святым словам небес;
Вся — в голос отзывается,
Вся — в клич один сливается: 
«Воистину воскрес!..»


2


Заутреню с обеднею 
Стояла ты, — последнею 
От паперти пошла —
За силой богомольною 
Бобылкою бездольною 
К деревне из села.


«Ни роду-то, ни племени!» — 
Крушилась не ко времени,
В пресветлый день Христов — 
Грустна, что песнь расстанная, 
Бледна, что даль туманная, 
Смутна, что мгла лесов.


В чужом углу пригретая, 
Попрёками отпетая —
Не знала доли ты;
И на сердце таилися,
В слезах тоски роилися 
Залётные мечты.


Не весел праздник радостный, 
Трезвон не красен сладостный. 
Не светел солнца свет,
За зорькой-зоряницею —
За красною девицею — 
Занявшийся вослед...


3


«Христос воскрес, желанная!» — 
Послышалась нежданная 
Молвь — тихий голосок...
Кто ж кинул слово встречное, 
Словечушко сердечное, — 
Сиротке — невдомёк!


Повит ли белой дымкою,
Под шапкой-невидимкою, 
Весенний лёгкий дух 
Встревожил речью краткою,
Разнежил вмиг украдкою 
Девичий чуткий слух?


Иль ветер — гость непрошеный, 
Стрелою за лес брошенный,
Шепнул с налёту ей 
Слова, для всех обычные,
Одной-то ей не свычные 
Среди чужих людей?!.


Безродному, бездольному 
Хоть воздуху бы вольному,
Хоть ветру — быть сродни!
А то они, бессчастные,
В дни ль — непогодь, в дни ль ясные 
Всегда, всегда одни!..


4


Погост... Кресты с часовнями — 
Над ровнями-неровнями 
Ровнёхонько стоят, —
Под тёмными ракитами,
Листвой не приукрытыми, 
Столпились в тесный ряд...


Шла вплоть, остановилася 
Горюша, — осенилася 
Родительским крестом;
Чу, — сердце всполохнулося:
Всё встало ль, всё ль проснулося 
На кладбище пустом?..


«Христос воскресе, сроднички, 
Подземные колоднички!»
И — чудо из чудес:
Вся ширь, вся даль окрестная 
Откликнулась, безвестная: 
«Воистину воскрес!..»


Идти безродной — радостней: 
Плывёт за ней всё сладостней 
Пасхальный звон церквей;
Вступил с ним в жизнь обиженных, 
Бездольных и униженных 
Христос, воскресший в ней...


Коринфский А.А.


***


В старой Москве
Картины XVII столетия


I


Над царственной Москвою 
Гудят колокола;
Ни звёздочки на небе,
А ночь — светлым-светла. 
Огни, огни — повсюду;
Ни млад не спит, ни стар, 
Ни в хатах у посадских,
Ни в гриднях у бояр. 
Полны народом храмы, 
Валом валит народ;
В Кремле — сплошная давка 
У всех троих ворот...
К заутрене Христовой 
Зовёт кремлевский звон, — 
Гудит Иван Великий,
Гудёт со всех сторон...
Собор Успенский полон,
Не счесть в нём прихожан — 
Бояр, дворян и дьяков, 
Стрельцов и горожан...
Два хора — в перекличку — 
Поют хвалитный стих;
Сам царь стоит в соборе 
В кругу вельмож своих.
Он — в опашне золотном,
В оплечьях-жемчугах,
Во всём большом наряде 
На царских раменах...
Светла святая служба,
Как светел Божий храм; 
Светлей — лик государев 
Рисуется очам...
Что солнышко лучами 
Купается в реке, —
Стоит в волнах народа,
Всех жалует к руке...
«Христос воскресе!» — молвит 
Честной московский люд; 
«Воистину!» — царевы 
Уста произнесут...


II


Над царственной Москвою 
Гудят колокола...
По улицам, по стогнам 
Святая весть пошла.
Шла весть путём-дорогой, 
Из царских шла хором, 
Кремлём золотоглавым, 
Ликующим Кремлём, — 
Шла, путь уготовляя 
Для правды и добра, 
Китай-городом — к стенам 
Тюремного двора;
Дошла, остановилась, — 
Открылись перед ней 
Темничные могилы 
Отверженных людей:
В колодках и в оковах,
Как звери на цепях, —
И стон, и плач, и скрежет 
С проклятьями в устах...
И вдруг — как луч рассвета, 
Зажегший ночи тьму, —
Всю словно озарило 
Угрюмую тюрьму:
Глядят, глазам не верят, — 
Пред узниками — царь, 
Земли родимой солнце, 
Надежа-государь...
«Долой оковы-цепи
С колодников сейчас!
Привет вам, люди Божьи! 
Христос воскрес для вас!.. 
Свободны все, — кто в узы 
Давно осуждены,
Кто здесь страдает много 
За малые вины...
Христос воскресе, братья!..» — 
И вышел царь... Вослед: 
«Воистину воскресе!» —
Был всей тюрьмы ответ...


III


Над царственной Москвою 
Гудят колокола...
В царицыных покоях —
День званого стола;
По всей Москве скликали 
Три стольника — чуть свет — 
Слепых, хромых, безруких, 
Убогих с детских лет... 
Невиданные гости —
В палате Золотой, —
Полным полна Меньшая 
Бездольной нищетой; 
Расставлены рядами 
Столы и там, и тут,
У каждого — пирует 
Голодный бедный люд...
На разговенье званом —
Богатый разносол;
Ломясь под пирогами, 
Трещит дубовый стол;
Курей индейских вдоволь, 
Гусей не перечесть,
Затейных перепечей 
И в три дни не приесть; 
Квасы, мёды разносят... 
Боярыни взошли, —
Яиц крашеных короб 
Приносчики внесли...
Вот створчатые двери 
Раскрылись настежь вдруг, — 
Сам царь вступил в покои,
С царицею сам-друг: 
«Христос воскресе, гости!..» 
Донёсся красный звон, — 
«Воистину воскресе!» —
Гудёт со всех сторон. 
Четвёртый день шлют к небу 
Хор медных голосов 
Москвы первопрестольной 
Все сорок сороков...


Коринфский А.А.


***


«Не стало более чудес!
Дух оскудел, жизнь измельчала...» — 
Ты говоришь!.. А разве мало 
Тебе того, что Он — воскрес?!.
Христос — воскрес!.. 
Смысл этих слов 
Мне ближе всё, мне всё понятней —
Чем радость жизни невозвратней,
Гнет тяжелей земных оков.
За нас Распятый на кресте —
Воскрес... Себя мы распинаем,
Но воскресенья мёртвых чаем 
И — воскресаем во Христе...
Во мраке мелочных страстей 
И любим мы, и ненавидим, —
Но в час прозренья духа видим 
Свет, обновляющий людей.
Во тьме невзгод, в тумане зла 
Бредём к сомненью от сомненья;
Но призывают в сень спасенья 
Святых надежд колокола...
Дух оскудел? Ты ждешь чудес?!.
Но ты ведь жив, ты — видишь, дышишь?.. 
Люби — и в сердце гимн услышишь: 
«Воскрес! Воистину воскрес!..»


Коринфский А.А.


***


Пасхальный звон


О, этот звон, весенний красный звон!
Как много он тому напоминает,
Как много чувств забытых будит он 
Для тех, чьей жизни вечер наступает...
Он говорит:
«Весна твоя цвела,
Был пышен май, и лето было знойно,
Была и осень ранняя светла;
Встречай зиму грядущую спокойно!
Льды холодны, безжизненны снега, —
Но не страшись зимы оцепененья:
Смерть вводит жизнь в немые берега,
Но там — за ними — ждет нас воскресенье. 
За ними — твердь безоблачных небес, 
Которым чужды наши все печали...
Воскрес Христос! Воистину воскрес 
Он для того, чтоб все мы воскресали. 
Смерть не страшна: за нею — вечный свет 
Нас озарит под новым небосклоном.
Здесь — наш закат, а там?.. А там — рассвет 
С немолкнущим воскресным перезвоном. 
Жизнь коротка, жизнь — мимолётный сон, 
Минует он — настанет пробужденье!..»
О, этот звон, пасхальный красный звон — 
В святую ночь Христова Воскресенья!.. 
Ведь вместе с ним в наш мир весна идёт, 
Подснежником надежда расцветает,
Вновь сердце верит, что скорбей всех лёд 
В лучах Любви Божественной растает.


Коринфский А.А., 1910

 


© «Пасхальные стихотворения», сост. Коровин В.Л.

Опубликована: 19.04.2015
Просмотров 1227


Оценка(6)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.