История люльки

Автор: Антон Матвейчук

27.08.2010

С уверенностью можно сказать, что история люльки началась с рождением первых людей, праотцев человечества. Не всегда матери могли укачивать своё дитя на своих руках, нужно было поддерживать очаг, готовить еду, вести хозяйство. И тогда заботливые отцы сооружали подобие материнских рук для своего ребёнка, чтобы дитя также сладко покачивалось во сне и в тепле. Я так и представляю себе ту, первую люльку — мамонтовая или медвежья шкура, подвешенная за четыре угла к острому выступу пещеры, а может, торчащей ветке шалаша, и в этой мохнатой шкуре, запеленатый в кожаные обёртки, посапывает, качаясь, младенец ;-)

Моё предположение доказывает тот факт, что люльки известны всем народам мира — от знойного юга до пронизывающего до костей севера.

Люльки в разных местах изготавливались по-разному и из самых разнообразных материалов: дерева (долблёные, дощатые люльки), ивовых прутьев, ротанга, кожи, коры, веревок (люльки-гамаки). В Африке и Латинской Америке женщины носят грудных детей за спиной, или в специально сделанных люльках, или особым образом повязанных платках. В современных условиях такой способ ношения детей имеет название «кенгуру». 

У некоторых народностей Северного Кавказа кроватка создавалась из дерева и чётко по размеру родившегося ребенка. С возрастом ребенка увеличивался размер кроватки, но она всегда имела объём для туго спеленатого малыша, что иногда служило плохой «помощью» для детей, предрасположенных к некоторым заболеваниям опорно-двигательного аппарата, (например, для детей с врождённым вывихом бедра).

Как на других континентах, так и в России семейный уклад складывался веками, и каждая местность имела свои традиции в пестовании младенцев. Даже нашу современную кроватку разные народы называли по-разному: зыбка, люлька, качалка, баюколка, колыска, колыбелька, зибка и т. д. 

Роды у северной крестьянки чаще всего принимала повитуха. Мужчина — акушер, с точки зрения народов Русского Севера, — нелепость, противоречие здравому смыслу, как например, женщина — коновал. Ребенка мыли либо в бане, либо в жарко истопленной печи, подослав под себя ржаную солому. Затем ребенка плотно пеленали и лишь после всего этого подносили к материнской груди и укладывали в зыбку. «Что ревёт дитятко, аль никто не зыблет его?» — так говорили на Севере. 

Легкая зыбка (кузовок), сплетенная из сосновых дранок, подвешивалась на черемуховых дужках к очепу и имела подножку для качания. Очеп — это гибкая жердь, прикрепленная к потолочной матице. На хорошем очепе зыбка колебалась довольно сильно, иногда на сажень от пола. Может быть, такое качание от самого дня рождения с последующим качанием на качелях и вырабатывало особую закалку: моряки, выходцы из крестьян весьма редко были подвержены морской болезни.

Иногда колыбель представляла собой пяльцы, обшитые холстом и привешенные за углы на веревках.

А в народном обиходе города встречалась другая форма люльки — напольная, которая качалась по принципу «ваньки-встаньки».

В царских колыбелях постели и перины набивались лебяжьим пухом. В качестве подстилки на дно клали сено, солому, тряпки, под голову помещали подушку также с сеном и соломой. Для защиты от комаров, мух и света на колыбель вешали полог.

У большинства народов европейской части России, Сибири колыбель подвешивалась не только из соображений удобства. Верили, что приподнятый над полом ребёнок находится под покровом небесных сил. Считалось также, что в состоянии приподнятости ребёнок растёт лучше. Как пел Юрий Антонов, «...только в полёте живут самолёты, только в полёте растёт человек» ;-)

Вообще люльке придавалось огромное значение в жизни семьи, ведь люлька несёт не только практическую пользу, убаюкивая дитя; хорошо изготовленная, красивая и радующая глаз люлька предназначена радовать саму мать, чтобы она, глядя на разукрашенную колыбель, ещё больше наполнялась любовью к своему ребёнку и вдохновлялась на уход за своим чадом и его воспитание. 

Мало того, во всех народах люлька несла и мистическое значение. 

Так, у народов Сибири сохранилось немало преданий, посвящённых люльке: согласно верованиям хантов, мифологический предок спустил первочеловека с неба в узорчатой колыбели на золотой цепи. В образе люльки воплощена мощь богинь-матерей, бесконечно возрождающих всё живое. Колыбель на золотой цепи остаётся нитью, связывающей легендарного предка с ныне живущими людьми. Каждая, даже самая незатейливая на вид, деревянная или берестяная зыбка — её подобие. В каждом колыбельном обряде отзывается миф о перворождении. Каждый младенец повторяет путь пращура, впервые оглядывая мир из раскачивающейся, подвешенной к шесту чума люльки.

По хантыйской легенде маленькая девочка нашла однажды хвост оленухи. Играя, уложила его в зыбку и принялась качать. Так она оживила и вынянчила Ур-акем Ики — могущественного духа — покровителя оленей.

Около года «жилищем» младенцу служит люлька, точнее две — дневная и ночная. В первой он видит свет, во второй - темноту; в первой он больше играет, во второй — спит. На спинке дневной и у изголовья ночной люльки изображена тетерка-олэм — птица сна. Это одна из 4 (у девочек) или 5 (у мальчиков) душ, которая приходит из леса, а со смертью человека вновь возвращается в лес. По ночам она покидает тело и, блуждая, вызывает сновидения.

До появления зубов и имянаречения младенческая плоть является предметом вожделения всевозможной нечисти. Её стремятся захватить духи леса, воды, преисподней. Без люльки ребёнок беззащитен. Его нельзя класть на голый пол или землю, иначе в него немедленно проникнут нижние духи. Для отпугивания нечисти ханты кладут в зыбку нож, точильный камень и спички. Манси добавляют к этому кусок хрусталя — «чистого камня». Крещёные ханты и манси иногда вырезают на спинке люльки крест. 

Младенца способны охранить собака и горящий в очаге огонь. И всё же опасности подстерегают его повсюду, особенно за пределами дома и вблизи порога. Выносить колыбель из дома и заносить её полагается не иначе как спинкой (головой) вперёд. Не следует передавать люльку с ребёнком через порог, оставлять в пустом доме. Тем более опасно покидать ребенка одного на улице, иначе его могут подменить духи Нижнего мира, подсунув в люльку своего детёныша.

Если случится смерть ребёнка, его колыбель оставляют в лесу под кедром — деревом мёртвых. Ему предстоит долгий путь в страну мёртвых Хаманёл. Устав в дороге, он ляжет в люльку и отдохнёт, наберётся сил. Если ребенок благополучно взрослеет и выходит из колыбели, её считают счастливой и хранят для следующего новорождённого. Если счастливая люлька обветшает, её уносят в лес и подвешивают на берёзу — дерево
жизни.

Так считали северные, в основном языческие народы. Я уверен, при изучении верований других народов мира мы увидим не меньшее серьёзное отношение к люльке и наделение её мистической пользой.

В крещёной православной Руси люлька также несла мистическое значение.

Так, в России ребёнка в первый раз в колыбель клали с особой молитвой: «Молитва, дитя в колыбель класти», которая была внесена в старинные Требники. Ребёнка не клали в
колыбель до крещения.

Крестьяне считали, что пространственная оторванность новорождённого от земли, от «низа», обеспечивала ему сохранение жизненной силы.

Внутри колыбели размещали маленькие иконки или кресты.

А ещё деревянные люльки напоминают мне гроб — не правда ли, очень символично это внешнее сходство колыбели, с которой человек начинает свой жизненный путь, и гроба, в котором земная жизнь человека завершается? ;-)

Очень интересно и содержательно о русской люльке рассказывает Любовь Дубинкина:

Если была возможность, зыбку заказывали настоящему мастеру-люлечнику, который творил вещь не только с умением, но еще с любовью и молитвой. В семьях победнее отцы и дедушки делали подвесную кроватку сами, может, не с таким умением, но любовно и перекрестясь.

Процесс изготовления зыбки представить не очень трудно. Из сухих тонких (лучше — еловых) дощечек сколачивался встык, без гвоздей неглубокий ящик (короб). Дном служили мешковина или домотканина. Крепилось полотнище прочно: по низу дощечек просверливались дырочки, которые и давали возможность сшивать ткань и дерево.


По поверью, если муж хотел, чтобы детей в семье было много, он уходил как можно глубже в лес и там отыскивал дерево, достойное стать зыбкой для его дочек и сыночков.


Будущая мама меж тем готовила полог на зыбку: не только ткань подбирала красивую, но и делала украшения — вышивкой, аппликацией, кружевами. На худой конец, если уж
семья совсем бедная или мать устала от многократного изготовления пологов, могли просто сарафан бабушкин на зыбку надеть. Полог должен быть обязательно! Это не просто ограждение от света и мух. Это еще для злых духов препятствие.

Я помню, когда у меня родился брат, взрослые, занятые на огороде, заставляли меня время от времени вскарабкиваться на завалинку и смотреть, не колышется ли зыбка.


Беспокойство ребенка начиналось, когда матрасик под ним становился мокрым. Матрасиков, кстати, было два — на смену.

Бабушка ворчала: вот раньше просто стружка или солома и подстилка (постилка) из старой, многократно стираной ткани. Забеспокоился ребенок — приподними его за ножки, выдерни тряпицу, замени на сухую, и спит он дальше. А тут — суши без конца…

Как и сейчас на детских колясках, на зыбке крепились игрушки — это были яркие лоскутки ткани, расписные ложки. Видимо, давно жила в нашем роду погремушка — сейчас бы её
за целлулоидную сочли — бычий пузырь, наполненный каким-то зерном. Погремушка не гремела, а мягко ласкала слух — крупная волна набегала или кусты на ветру шумели…


Одной из составляющих детской «спальни» была соска. Из рассказов бабушки знала, что соску младенцу делали из коровьего рога, на который натягивали сосок коровьего же
вымени. Я застала другую соску: в тряпочку клали хлеб, слегка смоченный подслащенной водичкой. В других семьях видела, что туда закладывали жёваный хлеб. В нашей это
было строго запрещено: бабушка, как в деревне говорили, чопорная была. 

Действительно, от равномерных движений зыбки да ещё под колыбельную ребенок быстро засыпал. Но уж если недуг какой его подкарауливал — никакое укачивание не помогало.

Возможно, не столько качание, сколько именно напев утихомиривал ребёнка. Интересно, что все песни пелись (да и сейчас, наверное, тоже) на один мотив, и младенец вскоре
запоминал его и издавал звуки в тон, как бы сам себя убаюкивая. 

Как правило, зыбку вешали в задней части избы, за подтопком. Там проходила вторая матица (бревно, перекинутое поперёк, на котором держались доски потолка), в неё прочно-напрочно вбивалось кольцо. К кольцу крепился качок — виток толстой проволоки, а на него подвешивалась зыбка: от углов ящика шли верёвки, которые сходились на нужной высоте в петлю, она надевалась на нижний крючок пружины.

Всё просто! При оттягивании зыбки вниз рукой (или ногой — имелся специальный ремешок или верёвка для этого) качок, если он был новый, растягивался немного. При резком движении зыбка дёргалась, подпрыгивала, ребенок — того и гляди вылетит. Маленьких нянек учили правильно зыбкой «рулить».

А на качке, который вынянчил не одно поколение, колыбелька двигалась ровно, спокойно. В других местах зыбку вешали на очеп — длинную деревянную жердину. Для этого лучше всего подходила берёза — она немного гнулась и
пружинила.

Строго-настрого запрещалось качать пустую зыбку: якобы ребёнок потом спать будет беспокойно. Этого поверья многие придерживаются и сейчас в отношении коляски или кроватки.

Позднее пришла мода на качалки типа «ваньки-встаньки». Короб (теперь его можно было и из прута сплести) ставили на высокие ноги-полозья. Такую кроватку можно было в одну
сторону качнуть, а в исходное положение она сама возвращалась. У неё были свои преимущества: её можно было передвигать, поставить укромненько к стенке, в уголок,
а не посреди и без того тесного жизненного пространства.

Теперь ребёнок видел мир шире. Кроватку каждые несколько дней, а то и ежедневно, переворачивали по горизонтали относительно источника света — окна, лампы, чтобы
косоглазия у ребенка не было. Недостатком было то, что такую кроватку в поле с собой не возьмёшь, зыбку же — на телегу, а там под кустик, около стожка или подвесить найти на что. Идея съёмной части используется и сейчас на колясках: снял короб с ребёнком — и в салон автомобиля, а коляску — в багажник. А зыбки, оказывается, и в наше время продают в некоторых странах в салонах для молодых родителей. 

Чтобы ребёнок спал крепко, в зыбку клали полено: спи, малыш, так же спокойно, как эта деревяшка. Укладывая ребёнка, читали молитву, осеняли крестом. А потом звучала колыбельная: «Мы сыночка покачаем под припевочку свою, в ней начало:
«Баю-баю!», а конец: «Баю-баю!».

И в другом месте вот что пишут о люльках: 
«Люльки, по-крестьянски зыбки, XVIII — XIX веков. Конечно, есть и ХХ век. Но, кстати, на люльке может быть написан 1926 год, а на самом деле она намного старее. Надпись ведь могла позже появиться. Мне вот бабушка про одну зыбку рассказывала: «В ней ещё лежала моя бабка, мой отец, моя сестра, я»… А старушке самой уже 81 год! И сколько этой зыбке лет? Вот и получается, что 200. А на некоторых люльках прямо подписано: 1868, 1869, 1872 год. Ребёнок рождался, и подписывали на люльке год его рождения. Потом он вырастал, а зыбку ещё использовали. Так и была она одна для 5 – 6 человек… Все люльки старые, но очень крепкие. Даже если сейчас положить в такую зыбку ребёнка, покачать — она выдержит! 

Подвешивали зыбки за ободья, или дужки. На дно клали две деревянные планочки, сверху — солому. Вот вам и памперс. К выбору материала подходили очень осторожно. Нельзя, например, делать зыбки из осины, потому что она чертей всяких притягивает. Если зыбка сделана из осины, то ребёнок умрёт. Я не знаю, насколько это верно, но нам ни разу зыбка из осины не попадалась. А есть люльки из камыша, из лубка — он очень долго хранится. В Новгороде находят лубяные изделия XI века в идеальной сохранности. Кто был победнее, делал зыбки из дранки».

Во многих книгах русских классиков можно встретить упоминания люльки. И это не удивительно — и сами писатели, и их дети не избежали колыбелек ;-)

Вот что, например, рассказывает сотрудница музея русского поэта Николая Рубцова:

«Всем нравится трагическая и очень душевная песня на стихи Рубцова, которая так и называется «Прощальная песня». В ней звучит теперь уже старинное слово «зыбка». 


  Как же мы с Олей хотели приобрести эту зыбку! Но тщетно. Зыбок в деревнях теперь уже нет. 


  «Кто ищет — тот всегда найдёт» — говорит народная пословица. Сколько же деревень и километров в грязь и холод, в жару и зной исходила Галина Алексеевна Мартюкова, научный сотрудник, заведующая Никольским музеем Н. Рубцова, и всё же нашла лубяную зыбку! И подарила она её в наш московский музей. Цены ей нет, пусть она и не берестяная, как в стихах поэта: 

В эту ночь у берестяной зыбки
Ты оплачешь измену мою...
Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней...
 

Дочь Рубцова лежала в берестяной зыбке. 


  Глядя на этот экспонат, посетители не сомневаются в том, что ему больше века. И мысленно подсчитывают в уме, сколько же детишек новорождённых она приняла и сколько же из них уже по старости закончили своё земное существование?! 
 

Когда принесли мы эту зыбку супруге Николая Михайловича, она нам рассказала, как крепилась зыбка в избе с помощью «зыбила» (большая палка) и верёвок к деревянным дугам, расположенным по сторонам зыбки. На дне зыбки обычно лежала дерюжка. А на вопрос: «Какую колыбельную песню Вы пели Леночке?» — она не только прочитала, но даже по нашей просьбе пропела её: 

Сон и дрёма по зыбиленке брели, 
  По верёвочке спустились, 
  К Лене в баиньку легли.
  

Пела эту колыбельную и бабушка Лены, и сам её папа-поэт. 


  Наши вопросы вызвали воспоминания минувших лет, и Генриетта Михайловна рассказала, что однажды Рубцов (она чаще мужа называла по фамилии) сидел над спящей в зыбке Леночкой и вдруг, обращаясь к её бабушке, воскликнул: «Тётя Шура! Леночка во сне улыбается?!» Тётя Шура отвечает: «Это анделы с нею играют». Так и появилась в стихах поэта эта фраза: «Это ангелы с нею играют и под небо уносятся с ней». 

Первые недели лучше не ограждать колыбельку материей, но постараться сделать кроватку уютной, ведь ребёнок привык к пространству материнского живота, к её теплу, к биению её сердца, к её голосу. Возможно, поэтому многие дети засыпают только после того, как их покачают на руках, подержат на груди или споют «колыбельную». Учёные считают, что колыбельные песни (основное средство воспитания в младенчестве) скорее всего, возникли ещё на заре человечества; своими корнями они уходят в глубокую древность. Свидетельством древнего происхождения колыбельных песен служит частое употребление в них антропоморфных (т. е. очеловеченных) мифических образов — Сна, Дрёмы, Угомона, Упокоя.

А один из испанских исследователей предложил свою гипотезу происхождения колыбельных песен. Он полагает, что первоначально, в древние времена они были заклинаниями, колдовскими заговорами, признанными отгонять от изголовья колыбели дьяволов и злобных душ, похищавших детей, и лишь потом трансформировались в призывы ко сну.

В православной России наряду с колыбельными, зачастую носившими языческие образы, над ребёнком читали и пели молитвы, которые не только успокаивали дитя, но и освящали его душу. 

Вот, например, в деревне Масельге, расположенной в Каргопольском районе Архангельской области, перед сном читали такую молитву:

«Ложуся спать со Христом,
Оберегаюсь крестом,
Господь впереди,
Спас позади,
Ангелы-хранители по обе стороны,
Пресвятая Богородица над головушкой,
Пеленой укрывают,
Духом обдувают:
Спи, раба Божия, … (имярек)».

А закончу я эту статью замечательной баюкалкой поэта Леонида Яхнина:

Скачет-скачет 
По волнам
Лодочкою зыбка.
Качи-качи,
Прямо к нам
Приплывает рыбка.
Полна зыбка
Снами
Спи-спи, рыбка,
С нами.

А напоследок я скажу, что ничто не мешает и Вам завести себе настоящую деревянную, украшенную резьбой или росписью, а то и просто изящными традиционными формами, люльку — просто обратитесь ко мне и закажите это чудесное изделие.


В статье использовались материалы сайтов:
http://www.family-academy.ru/ns_157.html
http://www.booksite.ru/fulltext/polyo/tova/7.htm
http://matyuhin2.narod.ru/rubtsov2poems.html
http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg322003/Polosy/art9_2.htm
http://www.liveinternet.ru/users/2518198/post116806550/
http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-37585/
http://ru.wikipedia.org/wiki/Колыбель
http://www.krovatka.kiev.ua/ru/helper/43.html


Опубликована: 28.08.2010
Просмотров 15270


Оценка(24)
Оценить статью:  

Комментарии

Гости не могут добавлять комментарии, войдите или зарегистрируйтесь.